Как на самом деле была приручена собака

Дерзкий эксперимент длиной в 60 лет, проведенный в Сибири российскими учеными, раскрыл секреты и тайны того, как дикие волки превратились в послушных и обожаемых собак. Журнал Nautilus публикует отрывок из книги Ли Алана Дугаткина и Людмилы Трут «Как приручить лису».

Предположим, вы захотели заново изобрести собаку. Какими главными особенностями она будет обладать? Лояльность и сообразительность, конечно же. Как плюс — миловидность и умные глаза, уютная шерстка, а еще этот закрученный хвост, виляющий туда-сюда от радости и предвкушения встречи с вами. Но не стоит тратить на это свои силы, тем более, что за вас это уже сделали Людмила Трут и Дмитрий Беляев. Они сделали идеальную собаку.

За исключением того, что это не собака, а лиса. Домашняя лиса. Они создали ее быстро, удивительно быстро — на получение нового биологического существа у них ушло меньше 60 лет, мгновение ока по сравнению с тем, сколько времени ушло у волка на превращение в собаку. Она была создана в невыносимых холодах под -40 в Сибири, где Людмила, а до неё Дмитрий, ведут один из самых длинных и самых невероятных экспериментов по эволюции.

Давайте вернемся назад, в 1974 год. Одним ясным весенним утром Людмила вместе с маленькой лисичкой по кличке Пушинка въехала в домик на краю экспериментальной зверофермы в Новосибирске. Пушинка была красивой лисой с пронзительными черными глазами, черной шерстью, тронутой серебром, с белой полоской, бегущей вдоль левой щеки. Ей недавно исполнился год и за спокойное поведение и собачью привязанность она заслужила любовь всей зверофермы. Людмила и ее коллега и наставник Дмитрий Беляев решили, что пора посмотреть, способна ли Пушинка стать по-настоящему домашним животным. Сможет ли эта лисичка жить с людьми в одном доме?

Людмила Трут с одной из своих подопечных / Vasily Kovaly

Дмитрий Беляев был прозорливым генетиком, работающим в важной меховой индустрии. В то время, когда Дмитрий только начинал свою карьеру, генетика была строго запрещена, поэтому свои научные изыскания он проводил под прикрытием работы на звероферме. За 22 года до рождения Пушинки он запустил невиданный ранее эксперимент по изучению поведения животных: он начал разводить прирученных лисиц. Он хотел сымитировать процесс одомашнивания волка в собаку, только на этот раз с чернобурой лисой, близкой генетической родственницей волка. Если ему удастся превратить лису в животное, подобное собаке, он смог бы решить давнюю загадку доместикации. Возможно, он даже смог бы сделать важные наблюдения о эволюции человека, ведь, в конце концов, мы всего лишь одомашненные обезьяны.

Ископаемые останки дают нам информацию о том, где и когда произошло одомашнивание животных, дают приблизительное понимание стадий, через которые прошли домашние животные. Но они не объясняют того, как началось одомашнивание. Как смогли неудержимые дикие животные, яростно сопротивляющиеся контакту с человеком, стать достаточно покорными для того, чтобы наши предки смогли их разводить? Как сами наши устрашающие дикие предки стали становиться человечнее? Эксперимент в реальном времени по искоренению «дикости» путем скрещивания самых прирученных особей мог дать ответы на все эти вопросы.

План Беляева был дерзок. Считалось, что доместикация видов проходила постепенно на протяжении тысяч лет. Как он мог ожидать значительных результатов, даже если бы его эксперимент занял десятилетия? И все же, несмотря ни на что, была лиса Пушинка, настолько похожая на собаку, что отзывалась, когда ее звали по имени и могла бегать по ферме без поводка. Она следовала за рабочими на протяжении дня, любила ходить на прогулки вместе с Людмилой по тихой сельской дороге на окраинах Новосибирска. И Пушинка была одной из сотен выведенных ими ручных лисиц.

Въехав вместе с Пушинкой в дом, Людмила перевела лисий эксперимент на невиданный доселе уровень. Их 15-летняя селекция ручных лис наконец дала свои плоды. Теперь они с Беляевым хотели посмотреть, получится ли у них в результате совместного проживания получить ту же особую связь, которая возникает между собакой и человеком. Многие домашние животные не развивают тесных отношений с человеком, а между хозяином и его собаками возникает самая глубокая привязанность и лояльность. В чем же разница? Развивалась ли эта связь в течение долгого времени? Могла ли эта дружба с человеком возникнуть также быстро, как перемена, которую Людмила и Дмитрий уже наблюдали на примере своих питомцев? Станет ли совместная жизнь с человеком естественна для лисицы, выведенной из прирученных особей?

ЧТОБЫ ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ, НАЖМИТЕ НА СТРЕЛКУ НИЖЕ
Подпишись на Facebook



Страница: 1 2